Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава

Он скорчил гримасу и запустил пятерню в свои растрепанные волосы.

— Конкретно это вышло с Понсонби, командиром бригады союзников. Он тоже не возжелал рисковать своим наилучшим жеребцом и скакал на второсортной лошадке. Она стремительно утомилась, замедлила бег, а уланы догнали и уничтожили Понсонби. Я избежал его участи только благодаря жеребцу Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава Кеньона, отличающемуся умопомрачительной выносливостью. Он выручил и меня, и Чарльза.

— В таком случае я очень рада, что Майкл отдал для тебя собственного жеребца. Кстати, не знаешь, как у него дела? — спросила Кэтрин после некого колебания.

— Понятия не имею. — Колин нахмурился. — Ты приехала на Цезаре? Если да, то я заберу его, а Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава ты вернешься в Брюссель на Торе. Преследовать французов будут в главном пруссаки, так как они практически не участвовали в сражении, но завтра, я думаю, нам придется присоединиться к ним, так что мне нужно поменять жеребца.

Кэтрин поведала ему, где отыскать Цезаря.

— Схватка окончено?

Колин пожал плечами:

— Если Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава войска Наполеона смогут перегруппироваться, может быть, предстоит очередной бой.

— О Боже, только не это! — воскрикнула Кэтрин, обведя взором покалеченых.

— Может быть, все обойдется. Только навряд ли мы увидимся до Парижа. Сберегай себя.

Колин чмокнул Кэтрин в щеку и ушел.

Через пару минут ординарцы понесли Чарльза в операционную. Кэтрин аккомпанировала его. Измученный Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава хирург поздоровался с ней, не выказав ни мельчайшего удивления.

— Вам подфартило, капитан, — произнес он, кропотливо осмотрев Чарльза. — Я оставлю вам руку по локоть. Желаете, дам вам кусочек дерева? Будете его грызть.

Чарльз прикрыл глаза. Лицо у него стало напряженным.

— В этом нет необходимости.

Кэтрин подошла к Чарльзу, взяла Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава его здоровую правую руку, И пока шла операция, Чарльз изо всех сил сжимал ее пальцы, на лбу у него выступил пот. Но он не издал ни звука. Хьюм был высококлассным доктором, работал стремительно и за пару минут окончил операцию.

Ординарец взял ампутированную часть руки и желал выкинуть, но Чарльз Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава приостановил его:

— Подождите. Там на пальце кольцо, супруга подарила его мне в денек нашей женитьбы. Дайте его, пожалуйста.

Ординарец хотя и опешил, но выполнил просьбу Чарльза. Не зная, или рыдать ей, или смеяться, Кэтрин взяла кольцо и надела Чарльзу на средний палец правой руки.

— Спасибо, — шепнул он.

— Доктор Хьюм, я желаю Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава увезти Чарльза в Брюссель. Вы разрешите? — спросила Кэтрин.

— Очевидно, там он резвее поправится, — ответил хирург. — Только дайте ему настойки опия, чтоб его не растрясло в дороге. Как поменять повязку, вы понимаете.

— Естественно. Не считая того, в нашем доме сейчас живет доктор Ян Кинлок.

Хьюм просиял:

— Вы молодец! Моубри Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава подфартило, он будет иметь самый наилучший уход.

Хирург возвратился к операционному столу, а Кэтрин повелела ординарцам отнести Чарльза на прежнее место. Она напоила его настойкой опия, и пока ожидала, когда лечущее средство подействует, кто-то ее окрикнул:

— Кэтрин?

Она подняла глаза и не сходу выяснила стоявшего в дверцах Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава мужчину. Одна щека у него была залеплена пластырем до самых корней волос. Но благодаря крепкой фигуре его тяжело было перепутать с кем-нибудь другим.

— Кеннет!

Она вскочила, схватила его за руки. Жаль было глядеть на его некогда прекрасную форму офицера пехотной бригады, один эполет был отстрелен, но, к счастью Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, сам Кеннет уцелел.

— Слава Богу, вы живые! — Она посмотрела на пластырь. — Сабельный удар?

Кеннет кивнул:

— Лицо изуродовано, но рана пустячная. Вы приехали к супругу?

— Нет, с Колином все в порядке. Чарльз Моубри ранен, и я собираюсь перевезти его в Брюссель. Ему отрезали руку до локтя, а в остальном состояние Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава у него обычное. Вам... вам чего-нибудть понятно о Майкле Кеньоне? — с очень бьющимся сердечком спросила Кэтрин. Кеннет помрачнел:

— Нигде не могу его отыскать. Ни в полку, ни в каком из полевых госпиталей.

Конкретно этого Кэтрин и страшилась. Она нервно зажала рот ладонями. Было несправедливо волноваться о Майкле больше Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, чем об других друзьях, но она ничего не могла с собой поделать.

Заметив, как Кэтрин поменялась в лице, Кеннет добавил:

— Может быть, Майкл остался на поле боя. Нельзя терять надежды.

Она нахмурилась:

— Там еще много покалеченых?

— После десятичасового схватки все вояки Веллингтона дремлют как убитые, — темно увидел Кеннет. — Я Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава охотно присоединился бы к ним, если б не нужно было находить Майкла. Но я просто должен его отыскать. — Последние слова он адресовал не столько Кэтрин, сколько для себя самому.

Молодой прапорщик, которого не так давно поила водой Кэтрин, неуверенно вмешался в их разговор.

— Прошу прощения, вы гласите о полковнике Кеньоне из Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава 100 5-ого полка?

Кэтрин опустилась на колени у его тюфяка.

— Да. Я его друг. Вам чего-нибудть понятно о нем?

— Не знаю, живой ли он, но я лицезрел, как он свалился. И даже могу отыскать это место. — Прапорщик приподнялся. — Я пробовал подъехать к нему, и как раз в Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава этот момент меня ранило. Я, мадам, из 100 5-ого.

— Где он, скажите, и я отправлюсь на поиски! — воскрикнул Кеннет.

Том покачал головой:

— Мне тяжело разъяснить вам, где это. Возьмите меня с собой, и я его найду.

— А вы способен двигаться?

— Ради полковника я на все готов.

И прапорщик с решительным видом Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава поднялся на ноги.

— Со мной двое парней и повозка, — произнесла Кэтрин. — Я возьму их с собой, также носилки и мою мед сумку.

— Кэтрин, даме не место на поле битвы, — заявил пораженный до глубины души Кеннет.

— Что все-таки, попытайтесь мне помешать, — резко ответила Кэтрин дрогнувшим от негодования голосом Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава. — Может быть, Майкл нуждается в мед помощи.

— Как же Моубри? — Кеннет бросил взор на спящего Чарльза.

— Я напоила его настойкой опия, и сейчас он дремлет. С ним ничего не случится, пусть отдохнет еще мало. Пожалуй, это даже пойдет ему на пользу.

— Тогда поехали, — утомилось усмехнулся Кеннет. — У меня нет сил Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава биться в один и тот же денек и с Наполеоном, и с вами.

Феррис поднялся, чтоб присоединиться к ним. В повозке ехал Эверетт, другие — верхом. Колин сменил лошадок и упряжь, и Кэтрин взяла жеребца Майкла. Тор утомился, его задело пулей, но он покорливо вез ее. Кэтрин нежно погладила Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава его шейку, благодаря за спасение 2-ух жизней.

100 5-ый полк размещался у дороги, и они достаточно стремительно добрались до него. Путешествие напоминало ужас, и Кэтрин обрадовалась наступлению мглы. Всюду валялись тела и разбитое орудие. Кэтрин стоило больших усилий не реагировать на несущиеся со всех боков стоны. Ведь каждому не поможешь. Она Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава постаралась представить для себя, сколько покалеченых умрет эа ночь. Но никто им не пробовал посодействовать, до того все были измотаны. Днем спасение покалеченых уже не будет казаться неодолимой задачей.

Они ехали по дороге, пока не достигнули места, где Том Хасси расстался с полковником, позже, боясь, вроде бы повозка не Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава перевернулась в грязь, оставили Эверетта на дороге, а сами пошли пополю. Идти приходилось медлительно, так как на пути то и дело попадались сломанные клинки и штыки, о которые могли пораниться лошадки.

Том спешился и повел жеребца за собой. Другие последовали его примеру. Кеннет и Феррис освещали фонариком дорогу, а Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава прапорщик изучал местность. Пару раз они меняли направление, до того как он произнес:

— Кажется, он был вон у тех кустов.

Кропотливо исследовав около сотки ярдов кустарника, они натолкнулись на 2-ух человек в фермерской одежке, склонившихся над лежащим на земле воякой. Кеннет с проклятиями выхватил пистолет и выстрелил в воздух Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава. Неведомые кинулись бежать и растворились в ночи.

— Мародеры, — с омерзением произнес Кеннет, перезаряжая орудие.

Кэтрин это не изумило. В Испании убитых и покалеченых иногда грабили даже в самый разгар боя. Она пошла резвее и скоро увидела распластавшегося на земле высочайшего, мускулистого мужчину в черном френче...

С очень бьющимся Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава сердечком Кэтрин опустилась рядом с раненым на колени. За спиной у нее стоял Кеннет. Его фонарь высветил заострившиеся черты Майкла Кеньона, белоснежное, как посмертная маска, лицо и пропитанную запекшейся кровью форму.

Кэтрин с опаской притронулась к его шейке, но пульс не прощупывался, а главное, Майкл был прохладным, совершенно прохладным! Слезы Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава отчаяния затуманили Кэтрин глаза.

— Он живой? — спросил Кеннет.

Его глас возвратил Кэтрин к действительности.

— Не знаю, — шепнула она пересохшими губками. Она подняла руку Майкла. Та просто пошла ввысь.

— Не могу нащупать пульс, но трупного окоченения нет.

Она пошеркала виски. Что все-таки делать? Нужно вынудить себя мыслить о Майкле Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава только как о пациенте, а не как о мужчине, к которому она неравнодушна.

— У вас есть чего-нибудть с полированной поверхностью, к примеру, часы?

— Возьмите это, мадам, — произнес Том Хасси, вложив в руку Кэтрин серебряный медальон.

Она поднесла его ко рту Майкла. Медальон покрылся легкой испариной. Кэтрин с облегчением Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава вздохнула и поднялась на ноги.

— Он дышит, но очень слабо.

— Нужно унести его отсюда, — произнес Кеннет.

— Дайте я поначалу его осмотрю.

Когда Кэтрин возвращала Тому медальон, он произнес:

— Видите перевязь? На ней была его рука с неглубоким пулевым ранением. Ребра повреждены ударом сабли.

Глубокую рану, видимо, от удара копьем Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, Кэтрин нашла в спине. Она кровоточила, но изготовленная ранее перевязь отчасти приостановила кровь. На бедре тоже была рваная рана, пуля осталась снутри. Кэтрин наложила повязку и очень осторожно перевернула Майкла на спину.

Сердечко сжалось, когда она увидела рваную рану у Майкла в груди. Такие ранения обычно бывают смертельны. Она сдвинула Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава в сторону пропитанную кровью ткань, чтоб поглядеть, как глубока рана. Каково же было ее удивление, когда пальцы натолкнулись на прохладный металл. Ощупав его, она вынула серебряную трубку с застрявшей снутри свинцовой пулей.

— Не знаю, что же это все-таки за штука, но она помешала пуле просочиться в тело.

— Это Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава калейдоскоп, — объяснил Кеннет. — Там снутри передвигающиеся узоры из цветного стекла. Он гласил, что вещица приносит фортуну.

— Так оно и есть.

Кэтрин убрала калейдоскоп в свою мед сумку.

Итак, смертельных ран Кэтрин у Майкла не нашла. Одно плохо — кровотечение оказалось не сильным. Означает, Майкл к этому моменту уже Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава растерял много крови. В сумке у Кэтрин была фляга с водой, и она влила несколько капель в рот Майклу. Он не сумел проглотить их. Боясь, вроде бы он не захлебнулся, Кэтрин не стала поить его и утомилось поднялась на ноги.

— Я сделала все, что могла, сейчас очередь за доктором Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава.

Феррис и Кеннет осторожно положили Майкла на носилки, Кэтрин накрыла его покрывалом, и они пошли к дороге, где их ждала повозка. Восточный край неба начал светлеть. Нескончаемая ночь была на финале.

Пока Майкл живой. Но что будет далее?

Глава 13

Только поздним днем они возвратились в Брюссель. Кеннету и Тому Хасси Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава было надо ворачиваться в свои полки, и Кэтрин пообещала сказать им о состоянии Майкла. Но, судя по их невеселому виду, они приготовились к самому худшему.

Покалеченых везли очень медлительно, чтоб избежать тряски. Кэтрин ехала верхом следом за повозкой, как будто ястреб, охраняя собственных пациентов. Чарльз стоически вытерпел боль, даже Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава настойка опия не посодействовала. Майкл за всю дорогу не издал ни звука, и Кэтрин с страхом задумывалась, что он уже погиб.

Как подъехали к дому, Кэтрин спешилась и подошла к Майклу. Его тело как и раньше было прохладным и имело синий колер, пульс практически не прощупывался, но он все Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава еще слабо дышал.

Из дому выскочила вздыбленная, но отдохнувшая Элспет и прочно обняла Уилла Ферриса.

— Как капитан Моубри?

— С ним все в порядке, — ответила Кэтрин. — Когда его отнесут в комнату, дадите ему дозу настойки опия и посидите с ним, хорошо?

— Я тоже посижу, мадам, — произнес Уилл Феррис Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава.

— Поначалу вам необходимо подремать, — заявила Кэтрин. — Ведь вы ни минутки не отдохнули после вчерашнего схватки.

Он запротестовал было, но Элспет бросила на него серьезный взор:

— Отчаливай в кровать, Уилл, либо я ножиком снесу твою упорную шотландскую голову!

Феррис сдался с усталой ухмылкой. Когда они с Эвереттом уложили Чарльза на носилки, Кэтрин Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава произнесла Элспет:

— Полковник Кеньон в нехорошем состоянии. Доктор Кинлок тут?

— Да, он пришел скоро после вашего отъезда и сходу лег спать.

— Пожалуйста, разбуди его и попроси как можно быстрее придти к полковнику.

Элспет кивнула и ушла. После того как Эверетт и Феррис занесли Майкла в дом, Кэтрин Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава их отпустила и принялась разрезать разодранный френч и рубаху Майкла. Он не успел переодеться после бала и так и остался в парадной форме. В тот вечер он был таким прекрасным, таким оживленным.

Когда она вытаскивала из-под Майкла кусочки одежки, он чуть слышно застонал. Кэтрин задела его щеки.

— Майкл, вы меня слышите Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава?

Он не ответил, только веки немного дрогнули.

— Майкл, все будет в порядке, — мягко проговорила Кэтрин, стараясь придать голосу уверенность. — Через пару минут тут будет самый наилучший из всех узнаваемых мне докторов.

Кэтрин бросила взор на его изуродованное тело. Он был оголен до пояса, если не считать грязной повязки на Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава ребрах, весь в синяках и ссадинах. Новые раны наложились на старенькые шрамы, а на том месте, где пуля вдавила калейдоскоп в животик, показывался большой кровоподтек.

В бытность свою мед сестрой Кэтрин повидала огромное количество мужских тел, но ни к одному не испытывала таковой нежности. Она нежно гладила Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава ключицу Майкла, думая о том, какое же это грех — покалечить такое прекрасное, здоровое тело. И Кэтрин уже в который раз прокляла Наполеона Бонапарта с его ненасытными амбициями.

В конце концов она взяла себя в руки и принялась обрабатывать раны. Она как раз вытаскивала из раны на руке обрывки одежки, когда пришел Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава Ян Кинлок.

Весь в морщинах, небритый, Ян походил на бродягу, только голубые глаза были ясными.

— Срочный случай?

Она кивнула.

— Полковник Кеньон — мой большой друг. Он жил у нас в доме. Прошлой ночкой мы отыскали его на поле боя.

Ян стал рассматривать раненого.

— Почему в Ватерлоо ему не обработали Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава раны?

— Доктор Хьюм произнес, что... что в этом нет смысла. Что другие раненые в нем больше нуждаются.

Эти слова, как смертный приговор, поразили Кэтрин в самое сердечко.

— Сейчас вся надежда на вас.

— Понимаю, почему Хьюм так произнес, — юноша быстрее мертв, чем живой. И все таки, раз он ваш друг Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава...

Доктор принялся осматривать Майкла.

— М-м-м, когда-то на полуострове я его уже оперировал, узнаю раны. Большая картечь, очень хаотичная.

Удивляюсь, как он выжил. Принесите мои инструменты. Они сушатся на кухне.

Многие докторы смеялись над Кинлоком, который мыл инструменты и при мельчайшей способности соблюдал чистоту. Но тот, всегда Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава улыбаясь, отвечал, что это у него по наследию от матери-шотландки, что по части чистоты она реальный зверек и что это никогда никому не вредило. Кэтрин одобряла доктора, может быть, поэтому, что сама была неплохой хозяйкой и содержала дом в чистоте. А доктору сам Бог повелел хлопотать о чистоте Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава. Не поэтому ли пациенты Кинлока, обычно, выздоравливали?

Когда Кэтрин принесла из кухни инструменты, Кинлок уже окончил осмотр, снял с Майкла всю одежку, которая еще оставалась на нем, и стал обрабатывать и зашивать раны. В нем сочетались быстрота и опыт, неотъемлемые свойства неплохого доктора. Кэтрин подавала ему инструменты, радуясь, что Майкл Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава без сознания, так как операция затянулась.

И все таки, когда доктор стал извлекать пулю, застрявшую у Майкла в бедре, тот застонал и попробовал оттолкнуть Кинлока. Кэтрин сжала его колено и, стесняясь от того, что он совершенно нагой, отвела глаза, не способен принимать его просто как пациента.

— Такая реакция Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава — неплохой символ?

— Может быть, — неуверенно ответил доктор.

Заскрежетали хирургические щипцы, обхватив оловянную пулю. Доктор осторожно вынул ее и бросил в плетенку, которую подставила Кэтрин. Потом взял другие щипцы и стал извлекать из раны осколки.

— Ну и удачливый у вас друг! Пуля не повредила главные кровяные сосуды, только задела кость Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, не причинив особенного вреда. Пройди она на полдюйма левее, он погиб бы на поле боя.

Раз он таковой удачливый, означает, не собирается дохнуть. Но пока лицо его, лишенное любых чувств и присущих ему юмора и разума, похоже на маску.

Окончив операцию, Ян бросил одеяло на обескровленное, прохладное тело Майкла Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава.

— Каковы его шансы? — спросила Кэтрин, опасаясь услышать ответа.

— Катастрофически малы, — резко ответил доктор. — И хотя раны не смертельны, он растерял столько крови, как будто служил мишенью по последней мере для половины французской армии. Никогда еще не лицезрел, чтоб кто-либо вышел из такового глубочайшего шока. — Кинлок сокрушенно покачал Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава головой.

Кэтрин зажала пальцами рот. Нет, она не зарыдает. Она не должна! Ничего нового для нее Ян не произнес. Она и так знала, что Майкл умрет не от ран, не от инфекции, а от утраты крови. Кэтрин смотрела на бездвижно лежавшего Майкла, перебирая в памяти все известные ей Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава мед случаи,

Кинлок мыл инструменты, когда ее озарило.

— Ян, вы как-то гласили, что время от времени кровь 1-го человека переливают другому?

— Да, и кровь животных тоже, но исключительно в качестве опыта. Мягко говоря, это очень рискованно.

— Но ведь время от времени это помогало?

— Тяжело сказать, — сделал возражение Кинлок Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, — Может быть, нездоровой и так выжил бы.

— Либо погиб, если ему предначертано? — Она нервно провела рукою по волосам. — А Майклу поможет?

— Боже мой! — в страхе воскрикнул доктор. — Вы желаете убить бедолагу?

— Допустим, мы ничего не будем делать, каковы в данном случае его шансы?

— Практически никаких.

— Может ли дать ему хоть Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава один шанс переливание крови?

— Не исключено, — нехотя согласился Кинлок.

— Тогда давайте попробуем. Вы ведь умеете, не правда ли?

— Я только лицезрел, как это делается, а сам не пробовал, — хмуро произнес Кинлок. — Кстати, нездоровой тогда погиб.

— Но ведь не всегда погибают. Пожалуйста, Ян, — мягко произнесла Кэтрин, — дайте Майклу шанс.

— Клятва Гиппократа Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава говорит, что сначала доктор не должен причинять вред нездоровому, — запротестовал тот. — Ну и где взять донора? Хирургического скальпеля люди страшатся больше, чем наполеоновской кавалерии.

— Я буду донором.

Потрясенный, Ян произнес:

— Даже не думайте, Кэтрин.

После целого денька треволнений Кэтрин взорвалась:

— Вечно мужчины говорят одно и то же: «О, Кэтрин, не Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава делайте то, о, Кэтрин, не делайте это!» Надоело! Я здоровая, крепкая баба и не умру, если отдам мало крови.

— Уж вот не задумывался, что вы сможете утратить самообладание.

Он смотрел на нее с легкой усмешкой.

— Не знаю, как насчет крепкой бабы, но дать незначительно крови вы полностью сможете. Это Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава не небезопасно.

— Означает, вы сделаете переливание?

Ян не ответил на вопрос прямо, только произнес:

— Он необыкновенно вынослив. По другому издавна дал бы Богу душу.

Ян взял Майкла за руку и, хмурясь, длительно пробовал нащупать пульс. Позже в конце концов произнес:

— Хорошо, рискнем. Может быть, это возвратит его к жизни Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава.

От радости Кэтрин ощутила легкое головокружение.

— Что вам для этого необходимо?

— Два незапятнанных птичьих пера, одно чуток побольше, и ассистент. Вы не можете помогать.

Кэтрин побежала за Элспет, а у постели Чарльза оставила повара. Слава Богу, что женщина не уехала. Попроси Кэтрин свою горничную посодействовать, та закатила бы Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава истерику.

Изготовления к операции заняли у Кинлока совершенно незначительно времени. Он прочистил гусиные перья проволокой, засунул широкий конец 1-го пера в широкий конец другого, закрепил пластырем, после этого обратился к Кэтрин:

— Ложитесь рядом с полковником, спиной к нему, я сделаю надрезы на вггутренней стороне локтевого сгиба.

Кэтрин вынула руку Майкла Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава из-под одеяла и закатала собственный правый рукав. Потом легла поверх покрывала, испытывая волнение от того, что они рядом на одной кровати, пусть даже при таких необыкновенных обстоятельствах.

Ян постелил полотенца, чтоб впитывали кровь, и придал необходимое положение рукам Кэтрин и Майкла.

Кэтрин пробовала расслабиться, но Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава мешала близость Майкла. Его жизнь казалась искоркой, способной пропасть от легкого дуновения. И все-же он был еще живой, и это присваивало ей силы.

— Это дело несложное, — взяв ланцет, произнес Ян, чтоб поддержать разговор. — Я вскрою у него на руке вену, а у вас артерию и наложу лигатуру, чтоб держать под Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава контролем поток крови. Потом введу один конец перьев в вену полковника, закреплю его там и проделаю то же самое с вашей артерией. После чего довольно ослабить повязки и лигатуру, и кровь свободно потечет.

— Судя по вашим словам, все так просто, — смеясь, произнесла Кэтрин с колебанием.

— В общем Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава-то да. Самое тяжелое — отыскать и вскрыть его вену, ведь он чуть дышит, А сейчас закройте глаза. Вам не надо этого созидать.

Она повиновалась, прислушиваясь к бормотанию Яна, и сообразила, что ему с огромным трудом удалось ввести перо Майклу в вену.

— Держите как надо перья, мисс, — произнес Ян Элспет Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава и обратился к Кэтрин: — Готовы? Вы еще сможете передумать. — Он положил ладонь на ее руку.

Если Майкл умрет, она никогда для себя не простит, что не сделала для него все, что в ее силах.

— Начинайте, Ян.

Ланцет вонзился ей в руку, причинив невыносимую боль. Когда Ян наложил лигатуру, она закусила губу, чтоб Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава не застонать, но, ощутив во рту железный привкус, пошевелила мозгами, что не стоит напрасно расходовать кровь, настолько нужную Майклу.

Ланцет опять вонзился ей в руку, сейчас поглубже. Элспет вдруг застонала, а Ян чертыхнулся. Открыв глаза, Кэтрин увидела, как хлещет у нее из руки кровь, а Элспет Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава побледнела и вот-вот упадет на пол.

— Черт побери, девчонка, кто для тебя разрешил падать в обморок! — закричал Ян. — Ты шотландка и сможешь все это выдержать! — Он стремительно приостановил кровь. — Закрой глаза и дыши поглубже.

Элспет сделала все, как произнес доктор, и бледнота равномерно ушла с ее лица.

— Извините, сэр.

Кризис Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава миновал, и Ян уже мягче произнес:

— Ты держишься молодцом. Я лицезрел, как падали в обморок сильные мужчины от 1-го только вида крови. Старайся не глядеть. Главное, смотри, чтоб перья не выскользнули из руки полковника.

— Да, сэр, — пообещала Элспет.

Кэтрин и сама была на грани обморока и закрыла глаза, чтоб Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава не созидать, как Кинлок вводит ей перья в артерию. Не лежи она на данный момент, обязательно свалилась бы. Закрепив перья, Ян ослабил лигатуру и повязки и удовлетворенно хмыкнул. Он как и раньше не отымал руки от руки Кэтрин, чтоб примитивное приспособление не двинулось с места.

Приотворив глаза, Кэтрин Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава увидела, что перья окрасились в красный цвет. Ее кровь перетекала к Майклу. Вдруг она засомневалась: стоит настаивать на переливании крови, не сгубит ли это Майкла? Ну и было ли у нее на это право. Но что еще могла она сделать? Опыт давал подсказку ей, что Майкл не выживет, — на Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава его лице уже лежала печать погибели.

Элспет меж тем, пересилив тошноту, спросила:

— Как вы узнаете, сколько перелилось крови, доктор Кинлок?

— Не узнаю, так как мне непонятно, сколько может дать донор, — осипло ответил Ян. — Как самочувствие, Кэтрин?

Она облизнула пересохшие губки.

— Отлично.

— Скажете, когда вам станет нехорошо либо закружится голова.

Кэтрин лихорадило Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, она практически не ощущала биения собственного сердца, перегонявшего кровь по векам Майкла, и совместно с кровью ее любовь. «Живи, Майкл, живи».

— Кэтрин? — донесся откуда-то издалека глас Яна.

— Со мной все в порядке.

Что и гласить, ведь она растеряла еще меньше крови, чем Майкл.

— Продолжайте.

У нее онемела Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава поначалу рука, позже пропала чувствительность во всем теле. Кэтрин открыла глаза и увидела, что Ян помрачнел и, видимо, собирается снять лигатуру.

Кэтрин собрала последние силы и, стараясь придать голосу бодрость, произнесла:

— Ян, погодите. По другому Майкл не получит подходящего количества крови и все усилия пропадут даром.

Ее слова Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава возымели действие.

Мысли у Кэтрин путались. Вдруг она вспомнила, как в первый раз увидела Майкла. Он, непременно, был привлекателен, вобщем, как и многие мужчины, которых ей доводилось встречать. Но когда он занял место в ее сердечко? Когда стал ей по-настоящему дорог? Этого она не могла вспомнить.

— Кэтрин, как Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава вы?

Она попробовала ответить, но не смогла. Окоченевшие губки не слушались.

Чертыхаясь, Ян снял лигатуру и стал накладывать швы, бормоча что-то о безмозглых женщинах, которым Господь отдал меньше мозга, чем мухе. У Кэтрин даже не хватило сил улыбнуться.

— Мисс Мак-Леод, — обратился хирург к Элспет, — кружку чая Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, да побольше, и сахару не жалейте.

Кэтрин услышала тихие шаги по лестнице, звук закрывающейся двери и вдруг ощутила движение у себя за спиной. Это Майкл! Она облизнула губки и шепнула:

— Ему лучше?

Ян окончил перевязку, позже накрыл собственной рукою ее ледяную руку. Она казалась умопомрачительно теплой.

— Его пульс и дыхание стали Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава энергичнее, лицо немного порозовело.

— Он... он выживет?

— Не знаю, но некий шанс появился. — Ян сжал ее руку. — Если Кеньон выберется, то собственной жизнью будет должен вам. Надеюсь, вам стоило ради него рисковать?

— Стоило. — Кэтрин немного улыбнулась. — Признайтесь, Ян, вы рады, что появился предлог проэкспериментировать новый вид операций?

— Пожалуй, это было Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава интересно, — шутливо проговорил доктор. — Не знаю только, что получится.

Кэтрин прикрыла глаза. Она сделала все, что могла. А сейчас что Бог даст.

Кэтрин пробудилась еще затемно и, когда, шевельнув рукою, ощутила резкую боль, вспомнила, что вышло. Донорство нелегко далось ей, она была в полуобморочном состоянии, и Ян принудил Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава ее испить несколько чашек жаркого, сладкого чаю, после этого отдал приказ ей отдыхать по последней мере до утра. Оставив Элспет присматривать за домом, Ян отправился в палаточный лазарет.

Кэтрин осторожно села на кровати и спустила на пол ноги. С огромным трудом она поднялась и надела платьице, чтоб Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава согреться, а позже вышла из комнаты.

Через холл напротив были комнаты Чарльза и Энн, и она заглянула туда. Свет лампы падал на Ферриса, который спал на тюфяке за кроватью. Дышал Чарльз просто, и цвет лица у него был здоровый. Она с болью бросила взор на его ампутированную до локтя Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава руку. Ничего, эта утрата не разрушит его жизни. Главное, что он живой. С ним все будет в порядке. Нужно будет спросить у Элспет, выслали ли письмо Энн, которая, наверняка, с разума сходит от беспокойства.

Позже она отправилась на другой конец дома и всегда держалась за стенку, чтоб не свалиться. В Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава комнате Майкла горел свет, но около него никто не дежурил. Может быть, Элспет решила, что ничем не сумеет посодействовать человеку в таком состоянии либо же просто очень утомилась за последние некоторое количество дней от непосильной работы.

Майкл вертелся на постели и энергично дышал. Даже очень энергично. Кэтрин, пошатываясь, пересекла Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава комнату и положила ладонь ему на лоб. Лоб был жаркий и потный. Она знала, что лихорадка неминуема, и все таки это не могло ее не тревожить.

В открытых очах Майкла не было и проблеска сознания.

— Майкл? Полковник Кеньон? — тихо окрикнула его Кэтрин.

Он дернулся, пытаясь встать, и шепнул:

— Я иду Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава. Держитесь, держитесь...

Боясь, вроде бы он не упал с кровати, Кэтрин схватила его за плечи и не отпускала.

— Нет, Майкл, вам нужно отдохнуть. Вы скоро поправитесь, и все будет отлично.

Но Майкл при всей собственной беспомощности пробовал вырваться, и Кэтрин, не способен справиться с ним, взобралась на кровать и Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава, прочно прижав его к груди, баюкала, как будто малыша. Майкл малость успокоился, и Кэтрин вспомнила Эми. Та тоже всегда металась, когда в детстве у нее бывал жар. Сейчас Кэтрин знала, что делать. Нужно спеть колыбельную: «Спи, дитя мое, засни...»

Кэтрин гладила Майкла по голове и пела ему Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава колыбельные, все, которые знала. Ее глас успокаивал Майкла, но стоило Кэтрин замолкнуть, как дыхание его учащалось. После колыбельных Кэтрин перебежала к слышанным еще в детстве древним песням: «Зеленые рукава», «Ярмарка в Скарборо», «Деревья, которые были такими высокими», и еще она зрела ему любовную песню — «Выпей только за меня» — и смутилась. Все Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава песни были прекрасные, мелодичные.

А каким восхитительным балладам обучили Кэтрин ирландские бойцы на Пиренейском полуострове! Она и их зрела Майклу, в том числе охотничью песню «Юный менестрель»:

Ушел из дому молодой менестрель И в битве голову сложил. Из рук он выронил отцовский клинок И лютню гулкую свою Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава...

Кэтрин замолкла, у нее перехватило дыхание, было нестерпимо вспоминать о войне. Позже она принялась напевать мелодию «Лондондерри Эйр», без слов.

Она замолкла, только когда охрипла и чуть могла открыть рот, так утомилась. Майкл больше не дергался и будто бы заснул.

Кэтрин понимала, что ей не следует тут оставаться, но Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава тяжело было считаться с условностями, когда жизнь

Майкла все еще висела на волоске. К тому же она не знала, хватит ли у нее сил добраться до собственной комнаты.

Вздохнув, Кэтрин устроилась на подушках. Его небритые щеки приятно покалывали грудь через узкую ткань. Волосы у него все еще были мокроватыми, но он не стал Книга первая. ДОРОГА В АД 8 глава потеть, и жар будто бы бы спал. Слава Богу, кризис миновал.

Он оздоровеет и уедет. Одно только сознание того, что он здоров и счастлив, пусть даже вдалеке от нее, успокоит душу, но никогда больше они не будут так близки, как на данный момент.


kniga-peremen-i-czin-stranica-2.html
kniga-perevedena-na-russkij-yazik-i-razmeshena-eksklyuzivno-na-sajte-stranica-4.html
kniga-pervaya-29-stranica-23.html