Книга о неизвестном шекспире - страница 17


времени - поэте и поэтессе. "Его вид свидетельствует о великодушном

происхождении, ее краса недосягаема шутам; в их взорах открываются их

души. Дивная пара, что будет с вами? Бедные любящие сердца, Господь знает, в

каком они были замешательстве Книга о неизвестном шекспире - страница 17! Сейчас надежда осеняет начало их любви и

утверждает взаимный альянс, который будет неподвластен времени".

О какой юный поэтической чете могли так гласить в окружении Мэри

Сидни - Пембрук в 1599 году? По ощущаемой в этих Книга о неизвестном шекспире - страница 17 строчках тревожной близости

к этой юный чете, к этому союзу схожих поэтических душ, можно

заключить, что идет речь конкретно о их, о Роджере и Елизавете, о союзе Голубя

и Феникс, обернувшемся через тринадцать лет единением Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в погибели и

бессмертии...

В октябрьском (1599) письме Уайт докладывает, что в Бельвуаре ожидают приезда

Уильяма Герберта - это уже знакомый нам отпрыск Мэри Сидни - Пембрук, будущий

граф Пембрук. Он близкий и верный друг Рэтлендов до конца Книга о неизвестном шекспире - страница 17, покровитель

Джонсона и многих других поэтов и драматургов.

В июне 1600 года Рэтленд в Нидерландах, борется там против испанцев.

Через месяц военные деяния закончились, и он собирался ехать во Францию,

но позже изменил планы Книга о неизвестном шекспире - страница 17 и возвратился в Великобританию. Но еще до отъезда в Нидерланды

Рэтленд принял роль в одном практически неиндивидуальном событии великосветской жизни,

оставившем, но, после себя умопомрачительный и таинственный след.

11 июня 1600 года в Лондоне происходила церемония Книга о неизвестном шекспире - страница 17 бракосочетания отпрыска и

наследника графа Уорчестера с леди Анной Рассел, кузиной Роберта Сесила. В

праздничных церемониях участвовали многие видные аристократы и их супруги, а

также все фрейлины царицы, благословившей этот альянс. Рэтленд и будущий

граф Пембрук аккомпанировали Книга о неизвестном шекспире - страница 17 жену в церковь и из церкви.

А спустя какое-то время (возможно, не ранее, чем через год) живописец

Роберт Пик начал писать*, по заказу графа Уорчестера, назначенного на

освободившийся после Эссекса пост конюшего ее Книга о неизвестном шекспире - страница 17 величества, огромную (2,3х1,6

м) картину, где изобразил графа, его отпрыска и новобрачную, также огромную

группу лиц, участвовавших в церемонии бракосочетания. Но центральное место

на этом полотне занимает царица Елизавета, выглядящая тут еще молодее

собственных лет. Царица Книга о неизвестном шекспире - страница 17 восседает в шикарном паланкине, который несут дворцовые

слуги. А впереди попарно шествуют 6 рыцарей ордена Подвязки. На заднем

плане - царская охрана, горожане.

_____________

*Некие портреты в картине, возможно, дописывались уже после

воцарения Иакова Стюарта.


Картина находилась в Книга о неизвестном шекспире - страница 17 Колсхилле (графство Уорикшир) - в имении лорда

Дигби и длительное время не много кому была известна. Исключительно в середине XVIII века

ее увидели, заинтересовались ею и высоко оценили знатоки и собиратели.

Вправду, она производила - и Книга о неизвестном шекспире - страница 17 производит сейчас - неизменное

воспоминание. Художнику удалось запечатлеть не только лишь непосредственно происходившее

событие, да и передать вид и дух целой эры, которую принято именовать

елизаветинской; это яркое театральное шествие - один из наилучших и

художественно Книга о неизвестном шекспире - страница 17 убедительных памятников владычице Британии и ее времени.

Семейное предание рода Дигби говорило, что на картине типо изображена

праздничная процессия по случаю победы над "Испанской армадой" в 1588

году. Но когда и каким образом эта картина попала Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в дом Дигби, никто не знал

(и сейчас не знает). Многие десятилетия английские искусствоведы бились над

таинственным полотном, выдвигали разные догадки, пытаясь установить

действительное время его сотворения, найти участников шествия.

Посодействовали отысканные письма Книга о неизвестном шекспире - страница 17 современников и участников супружеских торжеств

июня 1600 года, пролившие в конце концов свет на сюжет картины. Обусловились и

получили доказательство по другим портретам главные фигуры в процессии: сам

граф Уорчестер, новобрачные, а позже равномерно и все Книга о неизвестном шекспире - страница 17 лорды. Кроме

1-го - 5-ого слева - юного человека с маленькой, похоже в первый раз

отпускаемой, бородкой, выделявшегося своим задумчивым, отрешенным от

происходящего видом. Предлагалось несколько кандидатур, но они все не

подходили по ряду признаков и по несходству собственных узнаваемых Книга о неизвестном шекспире - страница 17 портретов с

человеком, которого вписал в картину живописец Роберт Пик.

П. Пороховщиков считал, что задумчивый юный лорд на картине Пика -

Рэтленд и даже воспроизвел это изображение на фронтисписе собственной книжки

(1955). В связи с Книга о неизвестном шекспире - страница 17 тем, что Рэтленд вправду участвовал в церемонии

этого бракосочетания, его имя фигурировало в дискуссии вокруг картины и до

Пороховщикова, но искусствоведов Рэтленд не достаточно заинтересовывал, отсутствовали и

относящиеся примерно к тому же периоду его Книга о неизвестном шекспире - страница 17 портреты, которые могли бы

посодействовать идентификации. Так как Пороховщиков дополнительных доказательств в

пользу собственной точки зрения не привел, на нее особенного внимания не направили, и

задумчивый юный лорд продолжал оставаться "таинственным Неведомым" (по

словам Р. Стронга*).

___________

*Р. Стронг Книга о неизвестном шекспире - страница 17 - видный южноамериканский спец в области британской

портретной живописи XVI - XVII вв.


Сейчас, после того как мы обусловили, что авторитетный парень Исаака Оливера,

сидячий под деревом Аполлона на фоне падуанской уличной галереи Книга о неизвестном шекспире - страница 17, - это

двадцатилетний Рэтленд, появились нужные дополнительные доказательства

корректности догадки Пороховщикова относительно личности 5-ого лорда на

картине Пика. Ибо в обоих случаях пред нами лицо 1-го и такого же человека

- Роджера Мэннерса, графа Рэтленда. Правда, на Книга о неизвестном шекспире - страница 17 картине Пика он старше на

четыре-пять лет, начал отпускать бороду, но соответствующие черты лица (в особенности

нос, разрез глаз, губки), его меланхолическое, отрешенное выражение исключают

случайное сходство. Это - один и тот же человек, и все, кому я Книга о неизвестном шекспире - страница 17 демонстрировал оба

изображения - в Рф и Великобритании, - в той либо другой степени с этим

соглашались. Можно добавить очередное принципиальное событие: как и Исаак

Оливер, его друг живописец Роберт Пик отлично знал Рэтленда, и записи

дворецкого Книга о неизвестном шекспире - страница 17 фиксируют выплату Пику средств за "портреты моего Лорда и моей

Леди" (лето 1599 года)! О каких конкретно портретах в этих записях речь идет,

сейчас, после 4 веков, пожаров и войн, сказать тяжело;

сохранившийся в Бельвуаре портрет Книга о неизвестном шекспире - страница 17 указывает Рэтленда в профиль, уже с

бородой и усами, и относится примерно к 1610 году. Но загадка 2-ух

самых восхитительных произведений британской портретной живописи решена - и

ключом к ней оказался Рэтленд...

Обстановку и Книга о неизвестном шекспире - страница 17 настроения в кругу Эссекса, его друзей и близких можно

ощутить в пьесе "Как вам это понравится", зарегистрированной в том же,

1600 году, но написанной исключительно в Величавом фолио 1623 года, хотя в 1603

году ее демонстрировали новенькому королю Иакову Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в доме Пембруков - в Уилтон Хаузе, и

это гласит о значении, которое присваивали пьесе близкие к Эссексу и

Рэтлендам Пембруки... Сюжет пьесы взят в главном у Томаса Лоджа ("Золотое

наследство Эвфуэса", 1590), но имена Книга о неизвестном шекспире - страница 17 действующих лиц изменены, кроме

Розалинды. Не считая того, появились такие принципиальные персонажи, как Жак-меланхолик

и шут Оселок. Главные герои пьесы стали отпрысками некоего сеньора Роланда дю

Буа (другими словами Роланда Лесного). Роланды дю Буа - это Книга о неизвестном шекспире - страница 17, непременно, Рэтленды из

Шервудского леса. Только имя "Оливер" дано старшему брату, в то время как в

семье Мэннерсов - Рэтлендов так звали младшего, католика, обделенного

наследством (судьба младших отпрыской в авторитетных семьях) и интриговавшего

против Роджера, унаследовавшего от Книга о неизвестном шекспире - страница 17 отца титул, родовой замок и главные

поместья.

У Лоджа - обычный пасторальный роман, воспевающий красота

идиллической жизни на лоне природы, вдалеке от суеты городов и интриг

царских дворцов. У Шекспира появились аллюзии на определенные ситуации

того периода Книга о неизвестном шекспире - страница 17. Изгнанный барон (у Лоджа - французский повелитель) заполучил черты

отстраненного от двора, находящегося в опале Эссекса - с этим соглашаются

многие шекспироведы. Но только несколько ученых пробовали найти его

соратников, разделяющих его изгнание, хотя Книга о неизвестном шекспире - страница 17 это не такая уж непростая задачка.

Ибо Амьен и Жак - это, непременно, верные Саутгемптон и Рэтленд, последующие

за Эссексом, как демонстрируют неоспоримые документы, и в радости и в неудаче все

эти годы.

Необыкновенную роль Книга о неизвестном шекспире - страница 17 играет в шекспировской пьесе какой-то из них - Жак-меланхолик,

образ, отсутствующий у Лоджа. Являясь нередко рупором авторской мысли, он с

печальной драматичностью следит за суетой и безумствами мира. У него много общего

с Бироном в Книга о неизвестном шекспире - страница 17 "Напрасных усилиях любви" и Бенедиктом в "Много шума из ничего".

Ипполит Тэн писал, что Жак-меланхолик - один из самых дорогих Шекспиру

героев - "прозрачная маска, за которой видно лицо поэта". Это - неотступно

последующий Книга о неизвестном шекспире - страница 17 за Эссексом Рэтленд, вернувшийся из собственных странствий и, как

гласит Жак, вынесший из их "опыт, внушающий ему какое-то шутливое угнетение".

И еще Жак многозначительно добавляет: "Я недешево заплатил за мой опыт".

Задористая Розалинда рекомендует ему Книга о неизвестном шекспире - страница 17 продолжать носить зарубежное платьице и

ругать все российскее, по другому она не поверит, что он вправду "плавал

в гондолах" - другими словами был в Венеции. Но конкретно Рэтленд, как мы знаем, был в

Венеции незадолго до Книга о неизвестном шекспире - страница 17 того. Создатель пьесы отделяет Жака-меланхолика от троих

отпрыской сэра Роланда Лесного (троих братьев Рэтленда) и от Розалинды -

дочери изгнанного барона (падчерицы Эссекса - Елизаветы Сидни), хотя

пикировки Жака и Розалинды, идентичные с состязаниями Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в остроумии меж

Бенедиктом и Беатриче, в пьесу введены. Итак, Жак-меланхолик - это

нарисованный с мягенькой драматичностью портрет юного Роджера Мэннерса, графа

Рэтленда, дополняющий миниатюру Исаака Оливера и картину Роберта Пика. И

читатели пьесы "Как вам это Книга о неизвестном шекспире - страница 17 понравится" почти все выиграли бы, если при ее

переизданиях издатели аккомпанировали текст репродукцией изображения юного

лорда, раздумывающего, как и Жак, "под дубом, чьи вековые корешки оголились",

над преходящей суетой земной... Может быть, выиграли бы Книга о неизвестном шекспире - страница 17 и

шекспироведы-редакторы.

Все-же не обычной это боярин - Жак-меланхолик, очень странноватый

боярин.

Вот что он гласит собственному патрону, Старенькому барону:


"... О! Будь я шутом!

Я жду как чести пестрого камзола Книга о неизвестном шекспире - страница 17!


Старенькый барон

И ты его получишь.


Жак

Он к лицу мне:

Но только с тем, чтобы вырвали вы с корнем

Из головы засевшее в ней мненье,

Что я умен, и дали мне притом

Свободу, чтобы я мог, как Книга о неизвестном шекспире - страница 17 свободный ветер,

Дуть на кого желаю - как все шуты,

А те, кого посильнее я царапну,

Пускай сильней смеются..."


Жак просит разрешить ему гласить людям все, что он о их задумывается:


"Оденьте в Книга о неизвестном шекспире - страница 17 пестрый плащ меня!

Позвольте Всю правду гласить - и равномерно

Прочищу я желудок грязный мира,

Пусть только мое лечущее средство он глотает".


Но Старенькый барон резонно замечает ему, что, преследуя зло в людях, Жак

несправедлив Книга о неизвестном шекспире - страница 17:

"Фу! Я скажу, что стал бы делать ты...

Творил бы тяжкий грех, грехи коричневая.

Ведь ты же сам когда-то был порочным

И чувственным, как похотливый зверек:

Все язвы, все назревшие Книга о неизвестном шекспире - страница 17 нарывы,

Что ты схватил, гуляя без помехи,

Ты все бы изрыгнул в широкий мир"(II, 7).


Эти слова Старенького барона будто бы согласуются с признанием самого

Жака о дорогой стоимости, которую ему пришлось заплатить Книга о неизвестном шекспире - страница 17 за собственный опыт, с

болезненным состоянием Рэтленда во время и после его пребывания в Италии и,

в конце концов, с его ранешней гибелью.

Ответ Жака Старенькому барону идеальнее всего привести в четком житейском

переводе, чтоб ничего Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в нем не упустить и не исказить:

"Что все-таки, если кто-либо восстанет против гордыни, разве он показывает

этим на кого-то а именно? Разве она не воздымается так же высоко, как

море Книга о неизвестном шекспире - страница 17, пока сама крайность этого не вызовет отлива? Какую конкретно даму

разумею я, если говорю, что другая горожанка носит на недостойных плечах целые

царские достояния? Которая из их может придти сказать, что я

подразумеваю Книга о неизвестном шекспире - страница 17 конкретно ее, когда ее соседка совсем подобна ей? Либо кто,

занимающийся подлым ремеслом, произнесет, что его пышноватый наряд добыт не за мой

счет, полагая, что я указываю конкретно на него, и тем Книга о неизвестном шекспире - страница 17 признает свои

пороки предметом моей речи? Но поглядим тогда, в чем оскорбил его мой язык:

если я отозвался о нем справедливо, он сам вредит для себя, если же он свободен

от прирекания, то моя Книга о неизвестном шекспире - страница 17 оценка улетает прочь, как одичавший гусь, никем не

окликнутый..."

Тут Жак гласит о социальной функции писателя и поэта, обличающего

несправедливость и пороки; и гласит он это о для себя!

И в конце концов, Жак-меланхолик произносит известный Книга о неизвестном шекспире - страница 17, раскрывающий суть

шекспировского видения мира монолог:


"Весь мир - театр.

В нем дамы, мужчины - все актеры.

У их свои есть выходы, уходы,

И каждый не одну играет роль..."(II, 7)*.

__________________________

* У входа Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в открывшийся незадолго до сотворения этой пьесы театр "Глобус"

(где так нередко лицезрели Рэтленда и Саутгемптона) расположили изображение

Геркулеса, державшего на плечах земной шар. В латинской надписи под

изображением - та же идея о театральной, преходящей сути Книга о неизвестном шекспире - страница 17 людской

жизни и всего окружающего нас мира, что и в монологе Жака: "Totus mundus

agit histrionem".


Может быть, правы те, кто лицезреет в виде Жака прозрачную маску, за

которой кроется лицо самого создателя. Но нередко кажется Книга о неизвестном шекспире - страница 17, что юный странноватый

боярин, грезящий быть шутом, увиден в пьесе внимательными и

благожелательными очами близкого человека и вылеплен дружественной и ласковой

женской рукою. За это гласит и эпилог, произносимый Розалиндой. Вспомним и

подзаголовок честеровской поэмы Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в сборнике "Жертва Любви" - этот

подзаголовок - "Жалоба Розалинды"...

В романе Лоджа легитимный повелитель борется с братом-узурпатором и после

его смерти восстанавливает свои права. В шекспировской пьесе эпилог,

естественно, другой. Узурпатор собирает Книга о неизвестном шекспире - страница 17 войско, чтоб совсем расправиться со

Старенькым герцогом и собравшимися вокруг него приверженцами, но вдруг,

побеседовав с некоторым отшельником, отрешается от собственных злобных целей и

"вообщем от мира", возвращает брату все его права и владения. Так Книга о неизвестном шекспире - страница 17 - не очень

внушительно - представлен в пьесе финал "первого дела Эссекса". Эссекс не

одолел - его, после длительных колебаний, только простили. Но его окружению, куда

заходил и создатель пьесы "Как вам это понравится", будущее стало представляться

уже не настолько Книга о неизвестном шекспире - страница 17 темным. Появилась новенькая надежда...


Кембриджские игры вокруг обители муз


Примерно в тот же период, что и "Как вам это понравится", в

кембриджской институтской среде появились одна за другой три пьесы,

образующие трилогию Книга о неизвестном шекспире - страница 17, имеющую, как демонстрируют мои свежие исследования,

непосредственное отношение к тем странноватым личностям, которые всем пышноватым облачениям

предпочитали пестрый камзол шута.

В 1598 году кем-то из кембриджских студентов либо близких к вузу

выпускников прежних лет была Книга о неизвестном шекспире - страница 17 написана бурлескная пьеса "Паломничество на

Парнас", разыгранная в том же году студентами института св. Джона. Через год

появилось ее продолжение - "Возвращение с Парнаса" - 1-я часть, а еще через

два года - 2-я часть "Возвращения". Из всех 3-х Книга о неизвестном шекспире - страница 17 пьес только последняя была

зарегистрирована в Регистре Компании печатников и книгоиздателей и

написана в 1606 году. 1-ые две сохранились в рукописных перечнях.

Сюжет "парнасских" пьес несложен. Несколько студентов решают достигнуть

обители муз - горы Парнас. По дороге Книга о неизвестном шекспире - страница 17 им приходится преодолевать области,

называемые Риторикой и Философией, их пробуют отвлечь от поставленной цели

распутник Аморетто, запивоха Мадидо и лодырь Инжениозо, который спалил свои

книжки и отказался лезть на Парнас. Но упрямые Книга о неизвестном шекспире - страница 17 пилигримы Филомузус и Студиозо

преодолевают все препятствия и соблазны и добиваются священной обители муз.

На оборотном пути ("Возвращение с Парнаса") героев ожидают новые

приключения. Они обязаны добывать для себя пропитание самыми различными

методами, включая мошенничество. Пробуют Книга о неизвестном шекспире - страница 17 они подработать малость и в

театре, а расчетливые актеры труппы лорда-камергера Бербедж и Кемп желают при

этом на их нажиться. Об этом эпизоде, в особенности о репликах Кемпа, мы уже

незначительно знаем.

Обе части "Возвращения Книга о неизвестном шекспире - страница 17 с Парнаса" содержат огромное количество как открытых, так

и завуалированных аллюзий на литературную и театральную жизнь тех пор;

пьеса приобретает черты сатирического обозрения, создатель (либо создатели) которого

не очень церемонятся с теми, о ком Книга о неизвестном шекспире - страница 17 у их входит разговор. В особенности

достается писателям и драматургам. Бен Джонсон охарактеризован как "смелый

ублюдок, самый смышленый каменщик в Великобритании"*. О Марстоне, который тогда был

известен только как сатирик, сказано, что он Книга о неизвестном шекспире - страница 17 "задирает ногу и обделывает

весь мир". Томас Нэш (он окончил институт св. Джона за полтора десятилетия

до того) объявлен литературным поденщиком. И в конце концов, действующие лица,

настолько фамильярно и неуважительно отзывающиеся обо всех писателях Книга о неизвестном шекспире - страница 17,

оказывается, не только лишь отлично знают творчество Шекспира, да и высоко его

чтут.

____________

*Бен Джонсон в юности помогал в работе собственному отчиму - каменщику.


В первой части "Возвращения" возникает новый, внезапный и

очень интригующий персонаж. Инжениозо Книга о неизвестном шекспире - страница 17 специально предупреждает всех:

на данный момент они увидят шута! И вправду, новый персонаж носит имя Галлио (от

британского gull - шут, паяц), но это особый вид шута - аристократ,

щеголь, говорун. В особенности он Книга о неизвестном шекспире - страница 17 любит распространяться насчет собственных собственных

дел и интересов. Он хвастает клинком, приобретенным не где-нибудь, но в Италии, в

Падуе! "Это незапятнанная толедская сталь, и много поляков, германцев и фламандцев

отыскали от него свою погибель...". Оказывается, возвратившись Книга о неизвестном шекспире - страница 17 домой - всего полгода

вспять, - он уже выслал на тот свет 1-го неуважительного кембриджца. А до

этого успел побывать в Космополисе (возможно - Венеция), участвовал в

морских экспедициях в Испанию и Португалию, в Ирландской экспедиции (другими Книга о неизвестном шекспире - страница 17 словами

под началом Эссекса).

Слушая рассказы Галлио, его собеседник Инжениозо всегда отпускает -

в сторону, для зрителей - саркастические ремарки и выпытывает Галлио о

предмете его любви - некоторой Лесбии. Галлио докладывает, что он написал Книга о неизвестном шекспире - страница 17 сонет о

белочке, принадлежащей Лесбии, также эпитафию на погибель ее возлюбленной

обезьянки; когда он этим занимался, то на нем был надет шикарный камзол,

расшитый золотом, и это облачение обошлось ему в 200 фунтов (сумма тогда

большая Книга о неизвестном шекспире - страница 17). Инжениозо усмехается - опять-таки в сторону: какой-де утонченный

разум нужно иметь, чтоб писать стихи о таких пустяках, как белки и обезьянки,

ведь это означает "создавать нечто из ничего".

А Галлио продолжает говорить Книга о неизвестном шекспире - страница 17 о для себя и собственных привычках: когда он при

дворе, то в течение денька переодевает платьице два раза - "по другому я чувствую себя

завшивевшим", - а обувь меняет каждые два часа! Инжениозо, вобщем,

обращаясь к Книга о неизвестном шекспире - страница 17 зрителям, выражает колебание, что вся эта дорогая одежка и обувь

придворным кавалером уже оплачена.

Разговор перебегает на литературные темы. Инжениозо хвалит неповторимый

литературный стиль собственного собеседника, ассоциирует его со стилем речей

Цицерона. Галлио отвечает, что, как подлинный джентльмен Книга о неизвестном шекспире - страница 17, он всегда будет

первым - и в поэзии, и на рыцарском турнире. И в подкрепление этого

заявления цитирует строчки из шекспировской поэмы "Обесчещенная Лукреция"!


"За мошкою смотреть никто не станет,

А на полет орлиный каждый Книга о неизвестном шекспире - страница 17 посмотрит".


Галлио утверждает, что у него много сходства с Филипом Сидни, с той

различием, что "у меня приятнее лицо и крепче ноги". Но Галлио очевидно имеет в

виду не только лишь - и не Книга о неизвестном шекспире - страница 17 столько - наружное, физическое сходство: "Его "Аркадия"

превосходна, так же как и мои сонеты. Он был в Париже, а я - в Падуе, и он и

я участвовали в схватках. Он умер в Книга о неизвестном шекспире - страница 17 бою в Нидерландах - полагаю, что то же

произойдет и со мной. Он обожал общество ученых людей; я тоже помогаю им, и

примером тому являешься ты сам, ибо без моей поддержки и помощи ты издавна бы

пропал Книга о неизвестном шекспире - страница 17... Я помогаю и другим ученым и писателям; когда я появляюсь в собственных

комнатах в Оксфорде, меня уже ожидает дюжина приветственных речей всех этих

гениев и их оборванных приятелей. Я, естественно, обхожусь с этими бедолагами

милостиво и потом Книга о неизвестном шекспире - страница 17 отправляю их по домам".

Таким макаром, Галлио не только лишь поэт, да и узнаваемый (не под этим

именованием, очевидно) меценат, покровитель ученых и писателей. Он продолжает:

"Не так давно меня восславил Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в собственной эпиграмме один кембриджец, Уивер, мой

однокласник (fellow). Я повелел ему больше не пробовать толковать о моих

плюсах, но я оценил его старание и удостою собственной благодарности, когда

встречу". Очень принципиальная реалия - Галлио (поточнее Книга о неизвестном шекспире - страница 17 - тот, кто прячется за этой

шутовской маской) является однокласником поэта Джона Уивера (1576-1632)!

Инжениозо возвращает Галлио к разговору о предмете его любви, и тот

предлагает Инжениозо изображать его красивую леди ("как время от времени Книга о неизвестном шекспире - страница 17 древесная

скульптура изображает богиню"), чтоб Галлио мог поупражняться в произнесении

любовных, куртуазных речей. Дальше идет наинтереснейший и очень принципиальный

для нашего исследования диалог

"Галлио. Прости, красивая леди, что теряющий рассудок Галлио

обращается к для тебя, как смелый кавалер Книга о неизвестном шекспире - страница 17.

Инжениозо (в сторону). На данный момент мы получим не по другому как незапятнанного Шекспира

и клочки поэзии, которые он подобрал в театрах".

Итак, Галлио еще только открыл рот, но Инжениозо уже знает Книга о неизвестном шекспире - страница 17, что мы

услышим "незапятнанного Шекспира"! Хотя он и тут не упускает варианта показать

Галлио язык за спиной, ясно, что шекспировские поэмы, которые странноватый

шут-аристократ свободно цитирует по памяти, не были бы "подобраны им по

отрывкам" в театрах. Инжениозо Книга о неизвестном шекспире - страница 17 просто подыгрывает Галлио, подмигивая при

этом тем немногим зрителям (и читателям), которые знают, о ком и о чем тут

речь идет. Диалог длится:

"Галлио. Прости меня, моя любовь, так как я - джентльмен. Луна

по Книга о неизвестном шекспире - страница 17 сопоставлению с твоей броской красотой - просто шлюха, Антониева Клеопатра

всего только черномазая доярка, а Лена Троянская - уродка.

Инжениозо. Видите - "Ромео и Джульетта"! Какой страшный плагиат.

Пожалуй, он еще преподнесет нам целую книжку Сэмюэла Дэниела Книга о неизвестном шекспире - страница 17.

Галлио. О ты, кто для меня всего милей,

Цветок полей и воплощенье грезы,

Ты лучше нимф, ты краше всех людей,

Белоснежнее голубка, алее розы!

Одарена такою красотой,

Что мир погибнет, разлучась с Книга о неизвестном шекспире - страница 17 тобой".


Как и предупреждал Инжениозо, Галлио гласит словами Шекспира - это

2-ая строфа из "Венеры и Адониса", только немного модифицированная им в одном

месте. И Инжениозо реагирует правильно: "О, сладостный мистер Шекспир!" Что

конкретно он имеет Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в виду? Выражает ли он наслаждение, услышав знакомые

шекспировские строчки, либо он так обращается к Галлио? Либо - и то и это?

Дальше Галлио показывает серьезную начитанность в британской поэзии,

цитируя строчки Книга о неизвестном шекспире - страница 17 Спенсера, Кида, Марло, объясняя восхищенному Инжениозо:

"В то время, как другие кавалеры даруют своим дамам сердца драгоценные

камешки и золото, я предлагаю им бриллианты моего мозга, моего воображения,

ценность которых поистине неизмерима Книга о неизвестном шекспире - страница 17".

Галлио спешит на званый обед, где его ждут друзья - некоторая графиня

и лорды. Потому он поручает Инжениозо накидать для него любовное

стихотворение.

"Инжениозо. Мое перо - ваш верный вассал - ожидает ваших приказаний. В

каком роде нужно вам написать Книга о неизвестном шекспире - страница 17?

Галлио. Не в одном роде... напиши в 2-ух либо 3-х различных родах, как у

Чосера, как у Гауэра, как у Спенсера и как у мистера Шекспира. Мне бы очень

приглянулись стихи, которые Книга о неизвестном шекспире - страница 17 звучали бы так:


Как диска солнечного пламя

Кинул в место рыдающий восход... и т.д.".


Эти строчки - начало шекспировской поэмы "Венера и Адонис", а пометка "и

т.д." в тексте пьесы значит, что исполнитель роли Галлио должен

продекламировать Книга о неизвестном шекспире - страница 17 всю строфу, а может быть, и поболее того. Но Галлио не

успокаивается: "О, сладостный мистер Шекспир! Я повешу его портрет в моем

кабинете при дворе!"

Похоже, что Галлио смеется: как понятно, ни 1-го Книга о неизвестном шекспире - страница 17 достоверного

прижизненного портрета Шекспира нет и никогда не было. Где же он

вознамерился раздобыть шекспировский портрет для собственного кабинета при дворе?

Инжениозо декламирует стихи из "Троила и Крессиды" Чосера (с некими

своими добавлениями), но Галлио бранит Книга о неизвестном шекспире - страница 17 и его и Чосера, отторгает

Спенсера и напористо просит поэзии "в духе мистера Шекспира". Только когда

Инжениозо читает свои стихи, имитирующие шекспировские, Галлио удостаивает

его похвалы: "Довольно, я из числа тех, кто Книга о неизвестном шекспире - страница 17 может судить по достоинству, как в

поговорке: "Узнаю быка по когтям"*. Хвалю тебя, в этих стихах есть подлинная

искра. Пусть другие хвалят Спенсера и Чосера, я же буду поклоняться

сладостному мистеру Шекспиру и, чтобы почтить его, буду класть Книга о неизвестном шекспире - страница 17 его "Венеру и

Адониса" под свою подушку, как это делал, как молвят, некий повелитель,

который спал, положив книжки Гомера в изголовье".

______________

*Галлио пародирует известную латинскую поговорку: "Узнаю льва по

когтям".


Галлио произносит длинноватые тирады Книга о неизвестном шекспире - страница 17 со ссылками на Цицерона и Ронсара,

дает собственный перевод малоизвестной итальянской поговорки, свободно цитирует по

памяти Вергилия, замечая при всем этом, что правильную латынь, такую, как у него,

можно услышать исключительно Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в Реймсе либо в Падуе: "Это мой обычай использовать в

разговоре познание латинских, греческих, французских, итальянских, испанских

поэтов". Не один раз Галлио гласит и о своей поэзии, слава о

которой, оказывается, уже разнеслась по всей стране Книга о неизвестном шекспире - страница 17! Но - "наши английские

профаны кое в чем извратили великодушный дух моей поэзии".

Хотя Инжениозо нередко отпускает в сторону насмешливые высказывания в адресок

Галлио, его поэтических занятий он не обсмеивает. Более того, он делает

распоряжение Книга о неизвестном шекспире - страница 17 Галлио (ибо тот вправду не просит, а распоряжается)

написать (накидать) для него стихи о его даме сердца и диалог меж ней и

Галлио. "Позже я вернусь, - гласит Галлио, - и просмотрю эти стихи,

подправлю и Книга о неизвестном шекспире - страница 17 доведу до совершенства". Вот какая увлекательная форма творческого

содружества: один делает литературные заготовки, а другой их корректирует и

доводит до совершенства. И в таких литературных подмастерьях у Галлио, судя

по всему, прогуливается не Книга о неизвестном шекспире - страница 17 один Инжениозо, да и другие, окружающие эксцентричного

мецената, "гении и их компаньоны". Неизменные восхваления Шекспира,

декламация шекспировских стихов (не так обширно тогда всераспространенных)

принуждает пристально присмотреться к фигуре Галлио. Ведь таких гулких

восторгов и такового познания Книга о неизвестном шекспире - страница 17 шекспировских текстов мы больше не встретим в эту

эру нигде! Даже Фрэнсис Мерез - тоже "институтский мозг" - приблизительно в это

же время, высоко оценивая шекспировские произведения, делает это в

непременно более сдержанной манере.

Так как большая часть Книга о неизвестном шекспире - страница 17 героев "парнасских" пьес очевидно имеют реальных

протагонистов, исследователи XX века не один раз пробовали их найти;

в особенности хотелось им выяснить, кто же прячется за маской Галлио. Вроде бы он

ни ухищрялся Книга о неизвестном шекспире - страница 17, ясно, что Галлио не обычной студент (либо прошлый студент)

Кембриджа. Он - аристократ, его друзья - графы и лорды, он был не так давно в

других странах, в том числе в Италии, участвовал в походах Эссекса,

собирается Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в Нидерланды, он - кембриджец, но у него есть кабинет и в

Оксфорде и при дворе, он покровительствует бедным студентам, писателям,

ученым. Мы узнаем также, что он обучался в институте в Падуе и Книга о неизвестном шекспире - страница 17 заполучил там

драгоценный клинок из толедской стали, что некоторый граф желал бы выдать за него

свою дочь. И при всем этом он, оказывается, узнаваемый, даже прославленный поэт,

для которого институтская пишущая братия делает поэтические и

драматургические Книга о неизвестном шекспире - страница 17 заготовки! Его речи насыщены серьезной эрудицией; и все

время он сворачивает на "сладостного мистера Шекспира" - без его портрета и

без его книжек под подушкой Галлио прямо жить не может; и похоже, что Книга о неизвестном шекспире - страница 17 когда он

гласит все это, то как-то удивительно похихикивает...

Инжениозо представил юного эксцентричного лорда как шута, и это

конкретно таковой - а может, и тот шут, каким желает быть Жак-меланхолик,

боярин из окружения опального Барона Книга о неизвестном шекспире - страница 17 в шекспировской пьесе "Как вам это

понравится":


"Я жду как чести пестрого камзола!"


Обычный шут - слуга низшей категории, пария, практически что жива

куколка, игрушка и забава для собственного государя и его гостей Книга о неизвестном шекспире - страница 17. Но для выполнения

этой функции шуту, при всей его социальной ничтожности, разрешается делать

то, что не дозволяется никому другому: смеяться нужно всем и гласить правду,

даже неприятную. Вот этой-то единственной преимуществом шута и желает владеть

Жак Книга о неизвестном шекспире - страница 17. Галлио, странноватый персонаж "парнасской" пьесы, - это Жак, осуществивший


kniga-krasnij-smeh.html
kniga-kratkoe-soderzhanie-britanik-zhan-rasin.html
kniga-kratkoe-soderzhanie-gosudar-nikkolo-makiavelli.html