Книга четвертая. Юношеский возраст

Появление страстей из природной любви к себе. Сознание нравственных отношений к людям и половых различий. Управление в этом ознакомлении. Вступление Эмиля в свет; чувство благодарности как новое связывающее звено меж воспитателем и воспитанником. Ознакомление с светом по истории. Воззвание мозга к отвлеченному; понятие о сути, мысль о боге. Вероисповедание Книга четвертая. Юношеский возраст веры савойского викария. Задержка чувственных вожделений методом телесного упражнения. Знакомство с обществом в реальной жизни. Софья как эталон подруги жизни. Образование вкуса как база эстетического и нравственного осознания. Маловажность вещественных благ для человека, живущего посреди общества. От 15-летнего возраста до вступления в брак

96. Общество необходимо учить по людям и людей Книга четвертая. Юношеский возраст по обществу; кто захотит учить раздельно политику и мораль, тот ничего не усвоит ни в той, ни в другой. Обращаясь сначала к отношениям первобытным, мы лицезреем, как они должны действовать на людей и какие страсти должны из их появиться; мы лицезреем, что методом развития страстей и эти дела взаимно множатся Книга четвертая. Юношеский возраст. Не столько сила рук, сколько кротость сердец делает людей независящими и свободными. Кто вожделеет немногого, тот находится в зависимости от немногих. А кто, повсевременно соединяя суетные наши желания с нашими физическими потребностями, из этих последних делал фундамент людского общества, те повсевременно следствия воспринимали за предпосылки и только путались в собственных Книга четвертая. Юношеский возраст рассуждениях.

97. В естественном состоянии существует равенство фактическое, действительное и неразрушимое, так как в этом состоянии нереально, чтоб обычного отличия 1-го человека от другого было довольно для того, чтобы 1-го сделать зависимым от другого. В штатском состоянии существует химерическое и призрачное равенство прав, так как средства, созданные Книга четвертая. Юношеский возраст для поддержания его, сами служат для его разрушения и так как общественная сила, соединяющаяся с более сильным, чтоб подавить слабенького, нарушает тот род равновесия, который установила меж ними природа. Из этого первого противоречия вытекают все те, которые замечаются в штатском строе меж наружностью и реальностью. Всегда огромное количество будет приносимо Книга четвертая. Юношеский возраст в жертву маленькому числу, энтузиазм публичный - личному энтузиазму, всегда эти благовидные наименования: "справедливость" и "подчинение" - будут служить орудием насилию и орудием несправедливости; отсюда следует, что знатные сословия, которые выставляют себя полезными для других, в реальности полезны только самим для себя - во вред другим; по этому аспекту следует судить Книга четвертая. Юношеский возраст и об почтении, которого они заслуживают по справедливости и но требованиям разума. Остается поглядеть, способствует ли их счастью тот ранг, который они присвоили для себя, и мы узнаем, какое суждение любой из нас должен составить о собственном своем жребии. Вот вопрос, который важен сейчас для нас, по, чтоб отлично его Книга четвертая. Юношеский возраст разрешить, необходимо до этого выяснить человеческое сердечко.

98. Если б все дело было в том, чтоб показать юным людям человека в его маске, то не было бы нужды и демонстрировать; они сами бы его лицезрели больше, чем необходимо; но потому что маска не человек и лоск ее не должен их обольщать, то Книга четвертая. Юношеский возраст, рисуя им людей, рисуйте их такими, каковы они в реальности, не для того, чтобы они терпеть не могли их, но чтоб сожалели их и не желали прогуляться на их. Вот, по моему воззрению, самое правильное чувство, какое человек может питать к собственному роду.

99. Ввиду этого сейчас не Книга четвертая. Юношеский возраст мешает вступить на путь, обратный тому, какому мы доныне следовали, и учить юного человека быстрее чужим опытом, чем его своим. Если люди накалывают его, он станет их непереносить; но если, встречая с их стороны почтение, он увидит, что они взаимно обманываются, то он станет жалеть их. Зрелище мира Книга четвертая. Юношеский возраст, гласит Пифагор, походит на зрелище Олимпийских игр: одни там ведут торговлю в лавках и задумываются только о собственной выгоде; другие не щадят собственной жизни и отыскивают славы; третьи наслаждаются тем, что глядят на игры,- и последние не из худших.

100. Я вожделел бы, чтоб для юного человека выбрали такое общество, чтобы Книга четвертая. Юношеский возраст он был неплохого представления о всех, кто живет с ним, и чтобы его так отлично ознакомили со светом, чтоб он был дурного представления о всем, что там делается. Пусть он знает, что человек от природы добр; пусть он это ощущает, пусть судит о ближнем по себе; но пусть он лицезреет Книга четвертая. Юношеский возраст, как общество портит и развращает людей; пусть он находит в их предрассудках источник всех их пороков; пусть уважает каждое отдельное лицо, но пусть презирает массу: пусть он лицезреет, что все люди носят практически одну и ту же маску, но пусть знает также, что есть лица более прекрасные, чем Книга четвертая. Юношеский возраст закрывающая их маска.

101. Эта способа, необходимо признаться, имеет свои неудобства и нелегко применима на практике; ибо если он очень рано делается наблюдателем, если вы приучаете его очень близко всматриваться в чужие поступки, вы делаетесь злоязычным и саркастическим, решительным и поспешным в суждениях; он с мерзким наслаждением будет стараться объяснить все Книга четвертая. Юношеский возраст в дурную сторону и не созидать ничего неплохого даже в том, что отлично. Он во всяком случае привыкнет к зрелищу порока, привыкнет без омерзения глядеть на злых людей, как другие привыкают без жалости глядеть на злосчастных. Скоро всеобщая испорченность будет служить ему не столько уроком, сколько извинением; он Книга четвертая. Юношеский возраст произнесет для себя: "если уж такой человек, то мне не следует вожделеть быть другим".

102. А если вы желаете наставлять его, выходя из принципа, и совместно с природой людского сердца показать ему и воздействие наружных обстоятельств, превращающих склонности наши в пороки, то, сходу перенося таким макаром от предметов чувственно Книга четвертая. Юношеский возраст-воспринимаемых к предметам интеллектуальным, вы пускаете в дело метафизику, которую он не в состоянии осознать, делаете промах, которого доныне так бережно избегали,- конкретно преподаете ему уроки, очень похожие на уроки школьные, и его свой опыт и развитие разума заменяете в его уме опытом и авторитетом учителя.

103. Чтоб разом убрать эти Книга четвертая. Юношеский возраст два препятствия и чтоб сделать человеческое сердечко легкодоступным его осознанию, не рискуя в то же время попортить его собственное сердечко, я желал бы показать ему людей издалече, показать их в других временах и других местах, и притом так, чтоб он мог созидать сцену и не имел способности сам на ней Книга четвертая. Юношеский возраст действовать. Вот время заняться историей; через нее он будет читать в сердцах и без уроков философии; через нее он будет глядеть в их как обычный зритель, без личного энтузиазма и без страсти, как арбитр, а не как сообщник либо обвинитель.

104. Чтобы выяснить людей, необходимо созидать их действующими. В свете Книга четвертая. Юношеский возраст мы слышим их говорящими; они выставляют свои речи и скрывают поступки; но в истории они разоблачены, и мы судим о их по фактам. Даже самые слова их помогают оценивать их: сравнивая то, что они делают, с тем, что они молвят, мы лицезреем сходу, что они такое и чем Книга четвертая. Юношеский возраст желают казаться; чем более они маскируются, тем лучше их выяснят.

Жан-Жак Руссо. Эмиль, либо О воспитании. М., 1896, стр. 1-324.


kniga-kratkoe-soderzhanie-istoriya-nyu-jorka-vashington-irving.html
kniga-kratkoe-soderzhanie-molenie-daniila-zatochnika.html
kniga-kratkoe-soderzhanie-process-franc-kafka.html